Новости Осташкова

Лицом к лицу

Лицом к лицу
Иностранное слово «инклюзия» означает «включение». В отношении детей с ограниченными возможностями здоровья это можно толковать, как включение их в общественную жизнь, образование и другие сферы бытия, то есть социализация личности.В нашей стране и дети, и взрослые, имеющие серьезные проблемы со здоровьем, существуют обособленно, в основном изолированно от общества. У нас в городе инвалиды не могут пользоваться общественным транспортом, заехать в который на коляске не представляется возможным. Нет пандусов ни в поликлиниках, ни в учебных заведениях, ни в культурно – досуговых учреждениях. Чего не скажешь о европейских странах, в одной из которых, Германии, побывала руководитель сектора организационно-педагогической деятельности общего образования отдела образования МО «Осташковский район» Ираида Иванова.

Внимание к людям – не просто слова

- Первое, что бросается в глаза еще в аэропорту, – множество инвалидных колясок, ожидающих своих пассажиров. Везде: в метро, лифтах, транспорте есть приспособления для передвижения людей с ограниченными физическими возможностями. На улицах для них специально размечены дорожки. Инвалиды чувствуют себя там полноправными гражданами во всех смыслах, в том числе и в быту.

Так как целью нашей поездки в Германию было знакомство с условиями образовательного процесса детей с ограниченными способностями здоровья, то именно с этой точки зрения нам все и представляли.

Мы побывали в обычной типовой школе, где, в отличие от наших учебных заведений, наравне со здоровыми детьми учатся и дети-инвалиды. Причем, и те, и другие не видят различий, не замечают и не обращают внимания на особенности здоровья. На наших глазах во время перемены мальчик во весь дух катил по коридору девочку-колясочницу, оба хохотали.

Там нет понятия «необучаемый ребенок». В Германии так о детях вообще не говорят – считается, что ШКОЛА не готова принять такого ребенка. Получив дополнительные знания по обращению с детьми глубокой степени заболевания, педагоги берут ребенка в свое учебное заведение, даже если он лежачий. Считается, что он все равно должен находиться в обществе, социализироваться. Проводимая политика безбарьерного пространства приводит к тому, что здоровые дети реагируют на все правильно – с состраданием, заботой, а не с удивлением или равнодушием.

Практически в каждом классе есть дети с ограниченными возможностями здоровья. В той школе, где мы были, из шестидесяти учителей семь – коррекционные педагоги. Помимо учителя, за больными детьми приглядывает воспитатель, который может во время перемены покормить с ложечки ребенка или поменять ему памперс, если это требуется. Школы оснащены всем необходимым для ухода за больными детьми, имеется комната отдыха и пеленальный столик. А вот медицинского работника, как у нас, там в школах нет. Всеми необходимыми знаниями и навыками владеет воспитатель.

Главное для страны – дети

- Ираида Валерьевна, что вас больше всего поразило, удивило?

- Очень много внимания уделяется детям, и это в порядке вещей. Школы работают с шести утра до шести вечера. Детей на занятия доставляет социальная служба. Обучения на дому нет. Может, поэтому дистанционное обучение развито слабее, чем у нас.

По количеству компьютеров в школах мы опережаем зарубежье. Государственной программы оснащения школ оргтехникой нет. Наши школы выглядят в этом плане не хуже, а некоторые даже лучше, чем немецкие. В показанной нам школе был один компьютерный класс на двадцать компьютеров, которые подарили спонсоры – фирма «Мерседес», и некоторая оргтехника в учебных классах.



Внимание к людям – не просто слова

- Первое, что бросается в глаза еще в аэропорту, – множество инвалидных колясок, ожидающих своих пассажиров. Везде: в метро, лифтах, транспорте есть приспособления для передвижения людей с ограниченными физическими возможностями. На улицах для них специально размечены дорожки. Инвалиды чувствуют себя там полноправными гражданами во всех смыслах, в том числе и в быту.

Так как целью нашей поездки в Германию было знакомство с условиями образовательного процесса детей с ограниченными способностями здоровья, то именно с этой точки зрения нам все и представляли.

Мы побывали в обычной типовой школе, где, в отличие от наших учебных заведений, наравне со здоровыми детьми учатся и дети-инвалиды. Причем, и те, и другие не видят различий, не замечают и не обращают внимания на особенности здоровья. На наших глазах во время перемены мальчик во весь дух катил по коридору девочку-колясочницу, оба хохотали.

Там нет понятия «необучаемый ребенок». В Германии так о детях вообще не говорят – считается, что ШКОЛА не готова принять такого ребенка. Получив дополнительные знания по обращению с детьми глубокой степени заболевания, педагоги берут ребенка в свое учебное заведение, даже если он лежачий. Считается, что он все равно должен находиться в обществе, социализироваться. Проводимая политика безбарьерного пространства приводит к тому, что здоровые дети реагируют на все правильно – с состраданием, заботой, а не с удивлением или равнодушием.

Практически в каждом классе есть дети с ограниченными возможностями здоровья. В той школе, где мы были, из шестидесяти учителей семь – коррекционные педагоги. Помимо учителя, за больными детьми приглядывает воспитатель, который может во время перемены покормить с ложечки ребенка или поменять ему памперс, если это требуется. Школы оснащены всем необходимым для ухода за больными детьми, имеется комната отдыха и пеленальный столик. А вот медицинского работника, как у нас, там в школах нет. Всеми необходимыми знаниями и навыками владеет воспитатель.

Главное для страны – дети

- Ираида Валерьевна, что вас больше всего поразило, удивило?

- Очень много внимания уделяется детям, и это в порядке вещей. Школы работают с шести утра до шести вечера. Детей на занятия доставляет социальная служба. Обучения на дому нет. Может, поэтому дистанционное обучение развито слабее, чем у нас.

По количеству компьютеров в школах мы опережаем зарубежье. Государственной программы оснащения школ оргтехникой нет. Наши школы выглядят в этом плане не хуже, а некоторые даже лучше, чем немецкие. В показанной нам школе был один компьютерный класс на двадцать компьютеров, которые подарили спонсоры – фирма «Мерседес», и некоторая оргтехника в учебных классах.



- Первое, что бросается в глаза еще в аэропорту, – множество инвалидных колясок, ожидающих своих пассажиров. Везде: в метро, лифтах, транспорте есть приспособления для передвижения людей с ограниченными физическими возможностями. На улицах для них специально размечены дорожки. Инвалиды чувствуют себя там полноправными гражданами во всех смыслах, в том числе и в быту.

Так как целью нашей поездки в Германию было знакомство с условиями образовательного процесса детей с ограниченными способностями здоровья, то именно с этой точки зрения нам все и представляли.

Мы побывали в обычной типовой школе, где, в отличие от наших учебных заведений, наравне со здоровыми детьми учатся и дети-инвалиды. Причем, и те, и другие не видят различий, не замечают и не обращают внимания на особенности здоровья. На наших глазах во время перемены мальчик во весь дух катил по коридору девочку-колясочницу, оба хохотали.

Там нет понятия «необучаемый ребенок». В Германии так о детях вообще не говорят – считается, что ШКОЛА не готова принять такого ребенка. Получив дополнительные знания по обращению с детьми глубокой степени заболевания, педагоги берут ребенка в свое учебное заведение, даже если он лежачий. Считается, что он все равно должен находиться в обществе, социализироваться. Проводимая политика безбарьерного пространства приводит к тому, что здоровые дети реагируют на все правильно – с состраданием, заботой, а не с удивлением или равнодушием.

Практически в каждом классе есть дети с ограниченными возможностями здоровья. В той школе, где мы были, из шестидесяти учителей семь – коррекционные педагоги. Помимо учителя, за больными детьми приглядывает воспитатель, который может во время перемены покормить с ложечки ребенка или поменять ему памперс, если это требуется. Школы оснащены всем необходимым для ухода за больными детьми, имеется комната отдыха и пеленальный столик. А вот медицинского работника, как у нас, там в школах нет. Всеми необходимыми знаниями и навыками владеет воспитатель.

Главное для страны – дети

- Ираида Валерьевна, что вас больше всего поразило, удивило?

- Очень много внимания уделяется детям, и это в порядке вещей. Школы работают с шести утра до шести вечера. Детей на занятия доставляет социальная служба. Обучения на дому нет. Может, поэтому дистанционное обучение развито слабее, чем у нас.

По количеству компьютеров в школах мы опережаем зарубежье. Государственной программы оснащения школ оргтехникой нет. Наши школы выглядят в этом плане не хуже, а некоторые даже лучше, чем немецкие. В показанной нам школе был один компьютерный класс на двадцать компьютеров, которые подарили спонсоры – фирма «Мерседес», и некоторая оргтехника в учебных классах.



Так как целью нашей поездки в Германию было знакомство с условиями образовательного процесса детей с ограниченными способностями здоровья, то именно с этой точки зрения нам все и представляли.

Мы побывали в обычной типовой школе, где, в отличие от наших учебных заведений, наравне со здоровыми детьми учатся и дети-инвалиды. Причем, и те, и другие не видят различий, не замечают и не обращают внимания на особенности здоровья. На наших глазах во время перемены мальчик во весь дух катил по коридору девочку-колясочницу, оба хохотали.

Там нет понятия «необучаемый ребенок». В Германии так о детях вообще не говорят – считается, что ШКОЛА не готова принять такого ребенка. Получив дополнительные знания по обращению с детьми глубокой степени заболевания, педагоги берут ребенка в свое учебное заведение, даже если он лежачий. Считается, что он все равно должен находиться в обществе, социализироваться. Проводимая политика безбарьерного пространства приводит к тому, что здоровые дети реагируют на все правильно – с состраданием, заботой, а не с удивлением или равнодушием.

Практически в каждом классе есть дети с ограниченными возможностями здоровья. В той школе, где мы были, из шестидесяти учителей семь – коррекционные педагоги. Помимо учителя, за больными детьми приглядывает воспитатель, который может во время перемены покормить с ложечки ребенка или поменять ему памперс, если это требуется. Школы оснащены всем необходимым для ухода за больными детьми, имеется комната отдыха и пеленальный столик. А вот медицинского работника, как у нас, там в школах нет. Всеми необходимыми знаниями и навыками владеет воспитатель.

Главное для страны – дети

- Ираида Валерьевна, что вас больше всего поразило, удивило?

- Очень много внимания уделяется детям, и это в порядке вещей. Школы работают с шести утра до шести вечера. Детей на занятия доставляет социальная служба. Обучения на дому нет. Может, поэтому дистанционное обучение развито слабее, чем у нас.

По количеству компьютеров в школах мы опережаем зарубежье. Государственной программы оснащения школ оргтехникой нет. Наши школы выглядят в этом плане не хуже, а некоторые даже лучше, чем немецкие. В показанной нам школе был один компьютерный класс на двадцать компьютеров, которые подарили спонсоры – фирма «Мерседес», и некоторая оргтехника в учебных классах.



Мы побывали в обычной типовой школе, где, в отличие от наших учебных заведений, наравне со здоровыми детьми учатся и дети-инвалиды. Причем, и те, и другие не видят различий, не замечают и не обращают внимания на особенности здоровья. На наших глазах во время перемены мальчик во весь дух катил по коридору девочку-колясочницу, оба хохотали.

Там нет понятия «необучаемый ребенок». В Германии так о детях вообще не говорят – считается, что ШКОЛА не готова принять такого ребенка. Получив дополнительные знания по обращению с детьми глубокой степени заболевания, педагоги берут ребенка в свое учебное заведение, даже если он лежачий. Считается, что он все равно должен находиться в обществе, социализироваться. Проводимая политика безбарьерного пространства приводит к тому, что здоровые дети реагируют на все правильно – с состраданием, заботой, а не с удивлением или равнодушием.

Практически в каждом классе есть дети с ограниченными возможностями здоровья. В той школе, где мы были, из шестидесяти учителей семь – коррекционные педагоги. Помимо учителя, за больными детьми приглядывает воспитатель, который может во время перемены покормить с ложечки ребенка или поменять ему памперс, если это требуется. Школы оснащены всем необходимым для ухода за больными детьми, имеется комната отдыха и пеленальный столик. А вот медицинского работника, как у нас, там в школах нет. Всеми необходимыми знаниями и навыками владеет воспитатель.

Главное для страны – дети

- Ираида Валерьевна, что вас больше всего поразило, удивило?

- Очень много внимания уделяется детям, и это в порядке вещей. Школы работают с шести утра до шести вечера. Детей на занятия доставляет социальная служба. Обучения на дому нет. Может, поэтому дистанционное обучение развито слабее, чем у нас.

По количеству компьютеров в школах мы опережаем зарубежье. Государственной программы оснащения школ оргтехникой нет. Наши школы выглядят в этом плане не хуже, а некоторые даже лучше, чем немецкие. В показанной нам школе был один компьютерный класс на двадцать компьютеров, которые подарили спонсоры – фирма «Мерседес», и некоторая оргтехника в учебных классах.



Там нет понятия «необучаемый ребенок». В Германии так о детях вообще не говорят – считается, что ШКОЛА не готова принять такого ребенка. Получив дополнительные знания по обращению с детьми глубокой степени заболевания, педагоги берут ребенка в свое учебное заведение, даже если он лежачий. Считается, что он все равно должен находиться в обществе, социализироваться. Проводимая политика безбарьерного пространства приводит к тому, что здоровые дети реагируют на все правильно – с состраданием, заботой, а не с удивлением или равнодушием.

Практически в каждом классе есть дети с ограниченными возможностями здоровья. В той школе, где мы были, из шестидесяти учителей семь – коррекционные педагоги. Помимо учителя, за больными детьми приглядывает воспитатель, который может во время перемены покормить с ложечки ребенка или поменять ему памперс, если это требуется. Школы оснащены всем необходимым для ухода за больными детьми, имеется комната отдыха и пеленальный столик. А вот медицинского работника, как у нас, там в школах нет. Всеми необходимыми знаниями и навыками владеет воспитатель.

Главное для страны – дети

- Ираида Валерьевна, что вас больше всего поразило, удивило?

- Очень много внимания уделяется детям, и это в порядке вещей. Школы работают с шести утра до шести вечера. Детей на занятия доставляет социальная служба. Обучения на дому нет. Может, поэтому дистанционное обучение развито слабее, чем у нас.

По количеству компьютеров в школах мы опережаем зарубежье. Государственной программы оснащения школ оргтехникой нет. Наши школы выглядят в этом плане не хуже, а некоторые даже лучше, чем немецкие. В показанной нам школе был один компьютерный класс на двадцать компьютеров, которые подарили спонсоры – фирма «Мерседес», и некоторая оргтехника в учебных классах.



Практически в каждом классе есть дети с ограниченными возможностями здоровья. В той школе, где мы были, из шестидесяти учителей семь – коррекционные педагоги. Помимо учителя, за больными детьми приглядывает воспитатель, который может во время перемены покормить с ложечки ребенка или поменять ему памперс, если это требуется. Школы оснащены всем необходимым для ухода за больными детьми, имеется комната отдыха и пеленальный столик. А вот медицинского работника, как у нас, там в школах нет. Всеми необходимыми знаниями и навыками владеет воспитатель.

Главное для страны – дети

- Ираида Валерьевна, что вас больше всего поразило, удивило?

- Очень много внимания уделяется детям, и это в порядке вещей. Школы работают с шести утра до шести вечера. Детей на занятия доставляет социальная служба. Обучения на дому нет. Может, поэтому дистанционное обучение развито слабее, чем у нас.

По количеству компьютеров в школах мы опережаем зарубежье. Государственной программы оснащения школ оргтехникой нет. Наши школы выглядят в этом плане не хуже, а некоторые даже лучше, чем немецкие. В показанной нам школе был один компьютерный класс на двадцать компьютеров, которые подарили спонсоры – фирма «Мерседес», и некоторая оргтехника в учебных классах.



Главное для страны – дети

- Ираида Валерьевна, что вас больше всего поразило, удивило?

- Очень много внимания уделяется детям, и это в порядке вещей. Школы работают с шести утра до шести вечера. Детей на занятия доставляет социальная служба. Обучения на дому нет. Может, поэтому дистанционное обучение развито слабее, чем у нас.

По количеству компьютеров в школах мы опережаем зарубежье. Государственной программы оснащения школ оргтехникой нет. Наши школы выглядят в этом плане не хуже, а некоторые даже лучше, чем немецкие. В показанной нам школе был один компьютерный класс на двадцать компьютеров, которые подарили спонсоры – фирма «Мерседес», и некоторая оргтехника в учебных классах.



- Ираида Валерьевна, что вас больше всего поразило, удивило?

- Очень много внимания уделяется детям, и это в порядке вещей. Школы работают с шести утра до шести вечера. Детей на занятия доставляет социальная служба. Обучения на дому нет. Может, поэтому дистанционное обучение развито слабее, чем у нас.

По количеству компьютеров в школах мы опережаем зарубежье. Государственной программы оснащения школ оргтехникой нет. Наши школы выглядят в этом плане не хуже, а некоторые даже лучше, чем немецкие. В показанной нам школе был один компьютерный класс на двадцать компьютеров, которые подарили спонсоры – фирма «Мерседес», и некоторая оргтехника в учебных классах.



- Очень много внимания уделяется детям, и это в порядке вещей. Школы работают с шести утра до шести вечера. Детей на занятия доставляет социальная служба. Обучения на дому нет. Может, поэтому дистанционное обучение развито слабее, чем у нас.

По количеству компьютеров в школах мы опережаем зарубежье. Государственной программы оснащения школ оргтехникой нет. Наши школы выглядят в этом плане не хуже, а некоторые даже лучше, чем немецкие. В показанной нам школе был один компьютерный класс на двадцать компьютеров, которые подарили спонсоры – фирма «Мерседес», и некоторая оргтехника в учебных классах.



По количеству компьютеров в школах мы опережаем зарубежье. Государственной программы оснащения школ оргтехникой нет. Наши школы выглядят в этом плане не хуже, а некоторые даже лучше, чем немецкие. В показанной нам школе был один компьютерный класс на двадцать компьютеров, которые подарили спонсоры – фирма «Мерседес», и некоторая оргтехника в учебных классах.



Что касается участия родителей в жизни школы, то это в основном внеклассная работа.

Еще нам показали интернат для детей с ограниченными возможностями здоровья. Там находятся дети с разными патологиями, а также из асоциальных семей.

В этом интернате на 38 воспитанников приходится 40 сотрудников. Детские группы сформированы по шесть-восемь человек, причем ребята входят в них разновозрастные, чтобы создавался эффект семьи, где старшие или более здоровые помогают ухаживать за больными или младшими. Старшим детям дают небольшие деньги, с которыми они ходят в расположенный неподалеку магазин. Во время нашего посещения мы увидели, как, вернувшись из магазина с мороженым, старшие дети угощали младших. Было очень трогательно это наблюдать.

Внутри интернат очень похож на наши студенческие общежития. Живут дети в зависимости от состояния здоровья в одно, двухместных комнатах. На стенах – картинки, плакаты, на кроватях красивые покрывала, мягкие игрушки. Нет больничной строгости, внешне все приятно. Везде чисто, уютно. В момент нашего посещения детям раскладывали по кроватям выстиранное и выглаженное белье. Они вернутся с занятий и разложат все по местам.

На группу из 6-8 человек на день выделяется 150-250 евро.

Профессиональное обучение инвалидов

- Наша поездка была пятидневной, поэтому мы успели еще посетить мастерские для детей с ограниченными возможностями здоровья. Обучение, которое проходят дети там, напоминает наше профессиональное образование. Профессия, которую предлагают ребенку, зависит от его желания, но при этом учитывают и потребности рынка труда. Первоочередная задача профобразования – включение инвалидов в жизнь. Причем, на самом серьезном уровне: воспитанники мастерских ремонтируют компьютеры, работают на линии розлива достаточно дорогих духов, идущих на экспорт, делают другую механическую работу. Кто хорошо работает, того переводят в цеха, имеющиеся при мастерских, где уже выдается небольшая зарплата. Так воспитанники приобщаются к производственной жизни. Но главное здесь – не заработок (в Германии достаточно сильная социальная защита населения), а социализация. И даже не просто социализация, а доказательство того факта, что «Я могу!», преодоление комплексов. Не все воспитанники мастерских потом остаются в производстве. Некоторые, доказав, что «Я могу», не работают, но сознание того, что они владеют профессией, помогает им жить.

Помимо очной формы профессионального обучения, существует и дистанционная, через Интернет.

- В последнее время и наше руководство страны пытается развернуться лицом к людям с ограниченными возможностями. В школах Осташкова что-нибудь для этого делается?

- С 2009 года Тверская область участвует в проекте «Дистанционное обучение детей с ограниченными возможностями здоровья». В этом же году в проект вошли шестеро наших ребят. Это дети начальной школы и основного звена (до 9 класса). Для них было получено и передано в семьи специальное оборудование, подключен Интернет. В 2010 году прошли курсовое обучение их родители – они тоже должны владеть всей техникой, чтобы при случае помочь своим детям. Прошли такое же обучение и 15 педагогов.

В прошлом году к шестерым ребятам добавился один ребенок, в текущем – еще трое.

Участие наших ребят в проекте реально покажет, на что они способны, и поможет им ощутить себя по-другому.

Пусть же и наш мир поскорее откроет для себя новых граждан – полноправных, обладающих равными со всеми возможностями!

Галина БУКРЕЕВА
23.09.2011
Поделиться