Новости Осташкова

Пленённые селигером

Осташи старшего поколения, несомненно, знают, что в послевоенные годы на острове Городомля работали немцы. Знаю от своих родителей, почти всю жизнь отдавших предприятию высокой культуры (так его называли раньше на первомайских и ноябрьских демонстрациях), и я. И всегда, - и раньше, и теперь - это вызывало в моей душе противоречивые чувства. В детстве было страшно: образ немцев ассоциировался с врагом, войной. Позднее страх уступил место некой гордости – именно на нашей малой родине трудились иностранные специалисты, именно остров Городомля стал точкой отсчета советского ракетостроения и космонавтики. Но любопытство к этой стороне островской жизни было у меня всегда. Поэтому, когда начальник Осташковской автошколы Евгений Силкин показал мне книгу немецкого профессора Вернера Альбринга, оказавшегося среди прочих немецких ученых на Городомле в 1946 году, я загорелась желанием осветить неизвестную многим осташам историю острова.

В холодные ноябрьские дни 1946 года на железнодорожном вокзале Осташкова выгрузилась с поезда довольно большая группа людей. Разговаривали они на непривычном русскому уху иностранном языке. Это были прибывшие из Германии специалисты-ракетчики со своими семьями. Вернее, они были не совсем ракетчиками – многие из приехавших работали ранее на авиационных предприятиях, в университетах и научно-исследовательских институтах. К ракетной технике они приобщились в советской оккупационной зоне в Германии, где был создан научно-исследовательский институт под руководством советского генерала Льва Михайловича Гайдукова. Помимо советских специалистов, туда были привлечены несколько сот наиболее ценных немецких сотрудников. Им предлагалось достойное питание, хорошая зарплата и интересная работа. А тогда в послевоенной разрушенной Германии все это ценилось выше убеждений.

В мае 1946 года правительство СССР приняло решение о развертывании работ по реактивному вооружению страны. В соответствии с ним предусматривалось создание ряда НИИ, КБ по ракетной технике и прочее. Все это делалось с одной целью – не потерять темпа развития военной промышленности по сравнению с англичанами и американцами.

По приказу министра вооружения Дмитрия Федоровича Устинова от 31 августа 1946 года был организован с целью обеспечения разработки новых видов ракетного вооружения филиал НИИ на острове Городомля. Работы на острове курировал Сергей Павлович Королев.

Прибывшие немецкие слесари, математики, физики, ученые – всего сто пятьдесят человек – привезли с собой свои семьи. Таким образом, около полутысячи иностранцев поселились на небольшом острове. Некоторые семьи прихватили с собой из Германии даже домашних животных.

По своему статусу немецкие специалисты не были ни военнопленными, ни военными преступниками. Сами они называли себя «мирные пленные».

Прожив в таком качестве почти шесть лет на опутанном колючей проволокой острове, в 1951-1953 годах они вернулись на родину.

Жили иностранцы в расположенных в один ряд двухэтажных деревянных домиках коричневого цвета. Кроме этих домов на острове имелись несколько оштукатуренных каменных зданий, были административный корпус, маленький ресторан, поликлиника, магазин. В первый год вечерами часто отключался свет. Электрический ток поначалу вырабатывался локомотивом, в топку которого забрасывались дрова, потом его сменил дизель-мотор.

Дома отапливались тоже дровами, которые немецкие специалисты в первый год жизни на острове заготавливали сами. Они валили в лесу деревья, пилили их, а затем кололи.

Немцы были практически изолированы от внешнего мира, они не имели права покидать остров, так как трудились над разработкой военной техники, а это всегда и везде сопровождается строжайшим соблюдением тайны и конспирации. Вместо паспорта у них была простая бумажка с фотографией и фамилией, заверенная печатью русского руководства острова.

Почтовая связь с далекой родиной была, но вся корреспонденция подвергалась строгой цензуре. Вместо обратного адреса стояло: Осташков, почтовое отделение №1.

Все эти годы немецкие специалисты должны были заботиться о том, чтобы их не прихватила болезнь «колючей проволоки». Поэтому помимо основной работы они много внимания уделяли культурной жизни: были созданы две конкурирующие театральные труппы, работали философский и литературный кружки.

Большое уединенное озеро вокруг, русский пейзаж, тесная связь с природой и удаленность от промышленных предприятий – все это производило большое впечатление на приехавших. Частенько самодеятельные артисты устраивали импровизированные театры прямо под открытым небом – на лесной сцене.

Но первое место в немецком досуге занимал спорт – уже в первые недели после приезда они стали надевать лыжи, привезенные из Германии, и кататься в лесу.

Весной на площадке возле ресторана собирались поиграть в волейбол. Был также устроен теннисный корт.

На второй и третий год островной жизни на первый план выдвинулось судостроение. Были вычерчены, сконструированы и изготовлены в свободное время маленькие лодочки и двух-трехместные байдарки. Вскоре на внутреннем озерке плавала целая флотилия. Разрешалось покататься на лодках и на большом озере, но в определенных границах.

Кроме спорта большое место в жизни немцев занимало искусство. Устраивали камерные концерты, во время которых играли на скрипке, виолончели, пианино. Гости слушали музыку Шуберта и Бетховена. Был создан женский хор, исполнявший произведения старых мастеров. Позднее организовали совместный хор, где пели и женщины, и мужчины. Именно этот хор пел на свадьбе поженившейся на Городомле молодой немецкой пары.

Кроме классической музыки, игрались и танцевальные мелодии.

Было и еще одно не менее интересное занятие – садоводство. Свободной земли на острове хватало, и каждая семья перед домом получила участок. Уже вскоре можно было увидеть роскошные цветы, а также грядки бобов, гороха, томатов, моркови, лука и даже земляники.

Но поначалу времени для досуга у немецких специалистов было мало. Дело в том, что ассортимент продуктов в островском магазине был очень скудным. Приходилось покупать дорогую провизию на рынке в Осташкове. Там у крестьян был большой выбор мяса, масла, молока и яиц. Закупки делали на целую неделю, обычно в воскресенье, а это был единственный выходной день. Дорога же до райцентра занимала ни много ни мало полдня.

Заработная плата иностранцев была намного выше, чем доходы советских граждан. Но покупательная способность рубля в те времена постоянно росла: в течение нескольких лет в Советском Союзе проводилось снижение цен.

Для немцев было удивительно, что меньше чем через год после окончания войны к ним не проявлялось никакого недоброжелательства со стороны русского населения. Более того, в1947 году, когда в Германии еще свирепствовал голод, иностранным ракетчикам разрешили отправлять на родину небольшие посылки.

Почти в первые дни пребывания немцев на острове, они основали школу. Русская администрация предоставила бревенчатую избу. Найти преподавателей по математике и физике в кругу прибывших специалистов не составляло труда. Нашлись и учителя гуманитарных наук, биологии, музыки. Со временем на смену им пришли штатные русские учителя.

В первый год пребывания на Городомле ракетчики работали в деревянных домах жилого фонда, и лишь с наступлением лета все технические отделы переехали в большое каменное здание института. До войны в нем размещался институт, исследовавший болезни животных. С ее началом он переквалифицировался в госпиталь для инфекционных больных.

Весь немецкий коллектив являлся филиалом научного института номер 88.

Русские придавали очень большое значение планированию работы и контролю над ее выполнением. Основной план составлял немецкий руководитель группы, консультируясь с руководителями секторов. В свою очередь они вместе со своими сотрудниками разрабатывали конкретные детали плана, так, чтобы у каждого была своя часть работы. Были строго установлены все промежуточные сроки конструирования, проведения измерений, написания научных отчетов. Каждый руководитель сектора ежемесячно заполнял формуляр, в котором в процентах регистрировалось, насколько точно выполнен объем запланированных работ. Изменение сроков было возможно только с разрешения министерства.

Рабочая неделя немцев составляла 48 часов. В течение всего восьмичасового дня они напряженно трудились. Русские вахтеры требовали неукоснительной точности начала работы. Опоздание на несколько минут наказывалось ощутимыми денежными штрафами.

Один раз в году полагался отпуск, во время которого можно было не ходить на службу, но уехать с острова куда-нибудь на Черное море не представлялось возможным.

Немецким специалистам было поручено заниматься проектами ракет. Они разрабатывали двухступенчатые ракеты, аналогичные предложенным классиками ракетостроения – Циолковским в России и Обертом в Германии. Исходя из классического образца, ученые должны были искать новые варианты. Работалось трудно – весь коллектив полностью изолировали от совместной работы с научно-исследовательскими институтами, от контактов с научными библиотеками. Они не получали никаких отчетов из советских институтов. Опытные данные, которые накапливали русские инженеры, работавшие над изготовлением и испытанием новых ракет, тоже оставались недоступными. «Вы ученые, - создавайте свою литературу сами», - говорило русское руководство.

В июне 1947 года состоялось совещание по перспективам филиала. Немецким ученым была дана возможность испытать свои творческие силы в разработке проекта новой баллистической ракеты с радиусом действия 600 км и отделяющейся головной частью. Уже в сентябре этого года они вынесли свой проект на обсуждение НИИ 88. В этом проекте немецкие специалисты предложили большое количество новых технических решений, которые могли способствовать дальнейшему развитию ракетной техники. Комиссия НИИ распорядилась: форсировать более детальную разработку по дальнейшему теоретическому и экспериментальному обоснованию проекта.

В 1948 году продолжалась работа по разработке эскизного проекта с дальностью полета свыше 600 км. В результате дальность полета увеличилась с 600 до 810 км. Было рекомендовано от теоретических и конструкторских работ перейти к широкому экспериментированию. А вскоре к экспериментальным работам добавились пробные стрельбы ракет в казахской степи. При выборе участников стрельб русское руководство ограничилось только самыми необходимыми разработчиками.

Главный инженер Московского научно-исследовательского института номер 88 в 1949 году потребовал от коллектива немецких специалистов в течение трех месяцев разработать проект совершенно новой ракеты, которая должна нести груз весом в три тонны и с дальностью полета в три тысячи км. При выполнении этого задания использовался весь опыт, накопленный коллективом в предыдущие годы при проектировании ракет малой мощности. Под сильным давлением руководства в строго отведенный срок проект был готов.

Для его реализации параллельно с планами, которые выполнялись под руководством Сергея Павловича Королева, не хватало ни инженерных, ни производственных сил. Дальнейшее развитие ракетной техники требовало концентрации усилий на одном решающем направлении. Поэтому в 1950 году Министерство вооружения приняло решение о прекращении дальнейших работ по проектированию ракет дальнего действия в немецком коллективе. Всякие проекты, носившие секретный характер, были закончены, и дальнейшее пребывание немецких специалистов в СССР теряло всякий смысл.

В январе 1951 года стало известно, что ученые из Германии будут в скором времени отправлены на родину. Это известие немцы встретили неоднозначно – несмотря на радость окончания изоляции на острове, к восторгам примешивались печаль и сожаление.

В 1951-1952 годах большинство специалистов-ракетчиков отправились в свою страну, последние уехали из России в 1953-м.

С их отъездом закончился первый этап (1946 – 1953) становления и развития предприятия «Звезда». Именно в этот отрезок времени были максимально использованы наработки и интеллектуальный потенциал немецких специалистов.

Имеются на предприятии и другие их разработки – в области производства, жилья, досуга и бытовых нужд.

Знания, которые немецкие ракетчики передали русским специалистам, работая в Советском Союзе, способствовали быстрому развитию ракетной техники в СССР и позволили нам стать первой страной, отправившей в космос человека – Юрия Гагарина.



Галина БУКРЕЕВА

Фото из архива предприятия

предоставлено редакции

Евгением Силкиным.
20.04.2010
Поделиться